Рисунки на полях

Рисунки на полях  
Парламентская деятельность

10 лет в парламенте

11 января 1995 г.

Начало Чечни.

Я вам скажу так: малых войн не бывает. Знаете, в истории человечества было одно сражение, где погиб всего один человек, но для этого солдата эта война была самой большой и самой страшной войной в его жизни. А тут крупномасштабная война. Солдаты живут в окопах, обмораживаются, вшивеют недоедают, то есть живут, как и жил русский солдат при всех российских правительcтвах.

Демократическая партия России заявляет: мы сознаем, что российские военнослужащие в Чечне отстаивают законные интересы Российской Федерации и поэтому солдаты и офицеры, жизнь и здоровье которых могут быть отняты войной, должны быть уверены, что они не будут в очередной раз преданы большими военачальниками и очень шустрыми политиками. Вместе с солдатами всеми честными гражданами России мы будем требовать расследования и наказания лиц, виновных в становлении и легализации криминального режима в Чечне - центра организованной преступности, который нанес огромный, непоправимый ущерб экономическим интересам России, ограбил практически каждого российского гражданина.

21 июля 1995 г.

О Чечне.

Я думаю, что если переговоры закончатся неуспешно и снова начнется война, то она будет идти уже в других условиях, потому что за время перемирия дудаевцы активизировались, мобилизовались, получили новое оружие, закупили "стингеры", просочились в освобожденные села и районы, даже туда, где особенно много пало российских солдат, в Грозный или Самашки. Если переговоры закончатся успешно, то, как мне кажется (это уже мое личное мнение), грядет еще большая беда, потому что совершенно очевидно, что возникнет такой же или очень похожий криминальный режим, снова образуется криминальная дыра, куда на этот раз ухнут сначала 4 триллиона, выделенные на восстановление Чечни.

О событиях в Чечне в 1992 - 96 гг.

Три года российская власть и Президент России самоустранялись от своей прямой конституционной обязанности - обеспечить конституционную законность в Чечне. И вдруг опомнились.

Три года терпели разгул уголовщины, причем такой разгул, который поражал воображение даже жителей такой уголовной страны, как Россия. И это действительно был разгул уголовщины. Уголовщины там собралось огромное количество. Если вы помните, были выпущены заключенные из следственного изолятора города Грозного, из Наурской тюрьмы. Со всей России собирали туда уголовников, сидевших в разных концах России. Например, приходила бумага куда-нибудь во Владимир в тюрьму: просим такого-то направить в город Грозный для доследования. Там его за деньги отпускали. Люди, совершившие тяжкие преступления на территории России и соседних стран, тоже сбегались в Чечню, потому что знали, что рука правосудия их там не достанет. Кровь и слезы лились в Чечне все эти годы. В августе и сентябре 1991 года убивали человек по 10 в день, потом по одному, по два, но зато ежедневно на протяжении всех трех с половиной лет. Грабили, отнимали квартиры, тогда было распространено объявление: «Не торопитесь покупать квартиры у Вани и Маши, все равно они будут ваши». Почти у всего русскоязычного населения были отняты автомобили. А уж как издевались и унижали - и говорить не приходится. Одно слово применимо к этому - геноцид. И ни один правозащитник не встрепенулся!

Все эти годы российские власти терпели и даже укрепляли режим Дудаева. Между тем Дудаев с первого дня открыто заявлял, что Россия – потенциальный противник его страны, он готов на смертельную схватку с ней, готовился к этой войне. Он не только собирал армию, он вооружил весь народ, ориентируя его на "час икс", на час, когда российские войска перешагнут границу Чечни. Он, конечно, и три года назад был таким же, каков он сейчас. Что теперь всплескивать руками, читая, например, вот такой удивительный документ, который взяли сотрудники службы контрразведки в Грозном, в штабе Масхадова в президентском дворце, рискуя, кстати, жизнью, потому что дворец еще не разминирован.

"План "Лассо". План нанесения авиационных ударов по важным государственным и военным объектам инфраструктуры противника, с выводом из строя которых связан ход и исход боевых действий". Рукою Дудаева тут написано: передать Масхадову эти документы под грифом.

Один из   генералов, видный советский военачальник, у которого много заслуг перед Родиной, когда мы пытались все-таки вытребовать у него ответ на вопрос, какие же были самые главные ошибки армии, сказал: "Не надо от меня этого требовать, я не служу уже в этой армии, от меня избавились, тем не менее, не могу сказать ничего другого, кроме: нет такой военной науки – воевать со своим народом".

10 августа 1996г.

И в одном я могу согласиться с Владимиром Вольфовичем: никакие мирные переговоры ничего не дадут, пока вы не найдете объект переговоров. Этот объект - вовсе не Дудаев, Лабазанов, Яндарбиев, Завгаев, а объект этот, если уж говорить в самом широком, обобщающем смысле, - Клинтон. Вот с ним можно было бы договориться.

Но несмотря на это, сегодня у Министерства обороны, Министерства внутренних дел одна задача, и у нашего государства, и у Президента: спасти жизни людей, мирных жителей, наших солдат. Ничего для этого не делается! Жители, русскоязычное население в Чечне четыре, пять лет вопят о помощи.

Последний год просто вопят: "Увезите нас отсюда", - кричат жители Ассиновской! Никакой помощи.

Солдаты гибнут. Солдаты в окружении четыре дня. Да мыслимое ли это дело в государстве?! Ну почему не полетели сотни самолетов туда? Почему туда Президент не прилетел, премьер-министр? Да как это может быть в огромном государстве, чтобы солдаты в нашей армии сидели в окружении в Грозном, на своей территории? Да что за чушь такая?!

Страницы 123456