Рисунки на полях

Рисунки на полях  
Путь в политику

Путь в политику

1993

Есть проблема, вообще не терпящая отлагательства. Дети — будущее России. Какими вырастут дети, такой станет и страна. Я проехал по всей России. Невозможно смотреть, что делают с детьми, как их калечат. С такими моральными увечьями им никогда не стать полноценными гражданами. Что же, мы будем безучастно смотреть, как эти компрачикосы калечат наших детей? Немедленно нужен закон о защите детей. Они быстро криминализируются. Нужен закон об ужесточении наказания, о расширении круга лиц, которых должно привлекать к ответственности за вовлечение детей в преступный промысел.

1993

Появился у меня в Забайкальске при­ятель. Максим, 10 лет. Крупный ас — по ваго­нам. Утром милиция его задержала (нес сумку с китайским барахлом) — вот мы и познакоми­лись. А вечером неожиданно снова встретились на путях. Сели на рельс, поговорили.

— Не надоело воровать-то?

— Пошто?

— Подстрелить могут.

— Ух, да! Вчера прямо над ухом пуля
просвистела.

— Ладно брехать! Кто в тебя будет стре­лять? В воздух охранник стрелял...

— Он пьяный был. Точно говорю, метрах в
двух от меня, в рельс пуля ударила...

— Ты куришь?

— Ага.

— Какие сигареты предпочитаешь?

— "Мальборо".

— Почем?

— В вагоне-ресторане — тысяча четы­реста.

— Сколько у тебя уходит в день?

— Если "Мальборо", то — две пачки.
Максим сидит и крутит в руках бумажки — несколько двухсотрублевых купюр.

— Денег у тебя много?

— Не-а...

— Что, вот это — все?— показываю на ку­пюры в его руках.

— Это? Какие это деньги!— взял и выб­росил купюры. Их понесло ветром по путям.

— Нехорошо.

— Пошто?

— Нехорошо бросаться деньгами.

— Разве это деньги?

— А вот скажи, Максим, денежная рефор­ма, этот вот обмен денег тебя коснулся?

— Ага. Пропали денежки.

— Много?

Покосился хитрым глазом.

— Да говори, я же не милиция.

— Полтора миллиона.

— Что же не обменял? Или не продал — подешевле?

— А кто купит? Тут у всех такие деньги (весь посёлок занимается одним промыслом – грабят железнодорожные вагоны, идущие из Китая).

— У тебя родители есть?

— Мать.

— Она работает?

— Болеет.

— Помогаешь ей?

— Ага.

— Сколько даешь?

— Хватает.

— А себе что-нибудь покупаешь? Аппара­туру там, видик...

— Был китайский магнитофон. Фуфло!
День поработал и сломался... Мотоцикл вот купил. Японский.

— У тебя же прав нет. Зачем он тебе?

— Пусть стоит.

— А книги у тебя есть?

— Пошто?

— Пошто, пошто! Грамоту знаешь?

— Ну.

— Читаешь какие-нибудь книги?

— Ага.

— Какие? Какой тебе писатель нравится?
Подумал секунду:

— Толстой... Лев.

— Да ну! И какие ты книги его читал?

— Все.

— Все девяносто томов?

— Ага...

Такой у нас состоялся разговор с маль­чишкой из Забайкальска.

Дети Забайкальска занимаются не только грабежом вагонов. Грабеж — дело ночное. Днем они трудятся рикшами у китайцев. Перевозят им грузы. Платят китайцы хорошо, ребята не жалуются.

Спрашиваю:

— Довольны жизнью?

— Довольны!— радостно вопят в ответ.

Страницы 1234567